fbpx

Herman Gaibe — T9 NSK, Russia

Herman Gaibe is the project manager of T9 NSK, an initiative in Novosibirsk, Russia that aims to increase the acceptance of transgender people in society and, eventually, to create a network of transgender activist groups in different regions of Russia. In this profile, he discusses what LGBTI activism looks like in Russia and how T9 NSK works on the ground to effect change. 

Читать по русски

 

By Alexandra Kuenning

How did you initially get involved in activism?

Personally, I started by going to a Т9 NSK transgender support group myself. And I just couldn’t leave. Over time, I began to attend not only T9 NSK events, but also events at the local community center, became a volunteer in both initiatives, and bit by bit devoted most of my time to LGBT+ activism. Now, almost all of my circle of contacts are colleagues and event participants. It makes my life meaningful.

What led you to speak out about LGBTI issues?

There is such a phrase: “Who if not us?” It is close to one of the key principles of T9 NSK work — “Nothing for us without us” — although it looks at the situation from a different angle. I realized at some point that I could help and be needed.

As for activism, it seems to me important to clarify that we are more likely to “stand up for LGBT+ rights” than “speak out” (at least loudly or noticeably), because in our country it is illegal to speak loudly about activism. This is considered propaganda. Therefore, we just do (without attracting too much attention) — we gather people, show them that they have rights and opportunities, that they are not sick, and that they can be happy. Because if not us, then who?

What is the focus of your work?

In short, our work is always about the transgender community. About rights, about unification, about life. We run support groups to give people safety and comfort above all else. We show them that there is at least one place in the world where they will be accepted. Acceptance is the first brick from which their future can be built, and often they have nowhere else to get it. Then we provide psychological assistance to help them overcome all the difficulties they faced. We have peer-to-peer counseling that allows people to share their experiences and understand that others have encountered something similar and that they can cope with it too. We also provide legal advice, because in our country there is still discrimination in education, in the job search, and even in the family for transgender people. We travel to cities in Siberia and the Far East and hold training sessions, during which we tell people, first of all, that everything is fine with them. And that they can handle it.

Can you describe what it is like to live as an LGBTI person in Russia?

As in many countries, it depends on the circumstances. If you are a resident of a big city, you have a small safe zone in the center and, if you’re lucky, one or two initiatives where you can get security and help. However, this does not mean that there won’t be problems with work, study, family, and the surrounding environment. Many are fortunate enough to have great relationships with others, but they are not the majority. The remaining 70% of LGBT+ people live in small towns, most of which do not have LGBT+ initiatives, clubs, safe companies, qualified and tolerant doctors, and safety in psychiatric clinics, and they often do not have calm communication with their relatives. Some people are not even aware of their transgenderness or orientation — where they live, it is considered a disease or fictional. Migration to large cities is widespread among the LGBT+ community in our country.

What about more specifically as a transgender person in Siberia?

In Siberia, there is one unusual detail regarding the previous point. Often people at our events are sure that we have come from the capital. Once, two of the participants, who were late for the event and missed information about us, asked during the break what initiative we had come from in Moscow. And the story that we are Siberians did not help; they just nodded and continued in the affirmative — well, you are from Siberia, but what is the initiative (your initiative) in Moscow? It is very difficult for people to believe that something independent is possible here in Siberia. And this is one of our missions: to make it clear that this is possible. That they too can create an initiative, a safe and interesting place for themselves. That they have rights and opportunities, even here.

In addition, being a transgender person in Siberia means saving up for years for a meeting with a Commission for Transgender People [“Комиссия для трансгендерных людей”] — a commission that provides for changing documents and receiving medical assistance — and then, more often than not, leaving for one of the five cities in the country where such a commission is located, and staying there. Many people migrate to our city or capital because it’s easier. We’re here so the next trans people won’t have to move away and do it all alone.

Has anything changed over the last few years?

Oh sure. In 2018, a legal procedure finally appeared for changing documents; for us this is a revolution. But even now, many people — even in our city! — do not know that they don’t need to go to court to change their documents. Information is kept silent and hidden, and we cannot speak openly. The state’s anti-trans policy is still in place. But over the past four years, we have been able to travel to 13 cities in Siberia and the Far East to provide training sessions, and have helped in the emergence of five initiatives. And now we continue to work with groups that face a double stigma — indigenous peoples and those living in small, remote cities.

Can you tell me more about T9 NSK? How did it get started?

When there was still nothing for the LGBT+ community in Novosibirsk, one transgender person decided to gather like-minded people to look at the openness of the local trans* community. He was afraid that no one, or almost no one, would come, especially in severe frost. But 11 people gathered. And though these people had not known each other before that meeting, some of them later joined the team. And since then, for six years now, support groups for transgender people have been held every month.

We are a team of seven people, consisting of transgender people and allies. Over the years, our composition has changed, but the essence remains the same — most of the team are transgender people, which is important for understanding the right direction and respect for the community in all projects. Cisgender people are an important part of our team; they have been with us for three to five years, and we value their support very much. We try to improve the qualifications of team members as often as possible, go to joint events, communicate with the activist community of the country and the world, and exchange experiences. We are always open to ideas and collaborations!

How would you describe T9 NSK’s mission?

Our mission is to increase the level of acceptance of transgender people in society and to consolidate and empower the transgender community in Siberia and in Russia. Our vision is to have a strong, friendly and open transgender community with active civic engagement and mutual aid in a friendly world without discrimination.

Are there any other services you provide?

In addition to what I’ve already mentioned — support groups, psychological and legal aid, and peer counseling — we conduct support groups for parents of LGBT+ people. We also hold educational training sessions on trans-competent work for physicians and psychologists. We write brochures for physicians, psychologists, doctors, parents and trans* people themselves. Trainings in the regions are held for the entire LGBT+ community, and allies can also participate, because trans*people are in society and it is important that everyone around them becomes more inclusive.

How does your organization operate?

The important principles of our work are that we do not teach, we only show how it is possible. All decisions are taken collectively by general voting. All projects and decisions are made by trans*people or with their participation in a meaningful role — nothing for us without us.

How can readers support your work?

Unfortunately, we are currently unable to accept private donations — we are working on this and hope to update this part of the article in the future. But you can tell people about our activities; we will be very grateful.


Герман — Менеджер Проекта для трансгендерных людей и их близких “T9 NSK, из Новосибирска, Россия, целью которой является повышение принятия трансгендеров в обществе и, в конечном итоге, создание сети групп трансгендерных активистов в различных регионах России. В этой статье он говорит о том, как выглядит ЛГБТИ-активизм в России и как T9 NSK работает на местах, чтобы добиться изменений.

Как вы начали свою деятельность?

Лично я начал с того, что сам пошел в группу поддержки для трансгендерных людей Т9 NSK. И я просто не мог уйти… Со временем я стал посещать не только мероприятия Т9, но и местный Комьюнити центр, стал волонтером в обеих инициативах и со временем посвятил большую часть своего времени ЛГБТ+ активизму. Сейчас практически весь мой круг общения — это коллеги и участники мероприятий. Это делает мою жизнь наполненной смыслом.

Что привело тебя к тому, чтобы высказываться за права ЛГБТ?

Есть такая фраза – «Кто, если не мы?» Это близко к одному из ключевых принципов нашей работы «Ничего для нас без нас», хотя и смотрит на ситуацию под другим углом.

В какой-то момент я понял, что могу помочь и быть нужным. Что касается активизма, мне кажется важным пояснить, что мы скорее «отстаиваем права ЛГБТ+», чем «громко, публично заявляем/высказываемся о сообществе и ЛГБТ+ активизме», потому что в нашей стране незаконно публично говорить о правах ЛГБТ+ сообщества . Это пропаганда. Поэтому мы не высказываемся, а делаем, не привлекая лишнего внимания — собираем людей, показываем им, что у них есть права и возможности, что они не больны и могут быть счастливы. Потому что, если не мы, то кто?

На что нацелена ваша работа?

Коротко говоря, наша работа всегда посвящена трансгендерному сообществу. Она о правах, о консолидации, о жизни. Мы создаем группы поддержки, чтобы прежде всего обеспечить безопасность и комфорт людям. Показать, что есть хотя бы одно место в мире, где их примут. Принятие — это первый кирпичик, из которого можно построить их будущее, и зачастую им негде его получить.

Затем мы оказываем психологическую помощь, чтобы помочь им преодолеть все трудности, с которыми они столкнулись. Проводим Равные консультации, чтобы люди могли разделить с кем-то свой опыт и понять, что они тоже могут с этим справиться. Обеспечиваем юридические консультации, ведь в нашей стране до сих пор существует дискриминация в сфере образования и поиска работы, даже в семьях самих трансгендерных людей. Мы ездим по городам Сибири и Дальнего Востока с тренингами, во время которых говорим людям, прежде всего, что с ними все в порядке. И что они справятся.

Можете ли вы описать, каково жить в России как ЛГБТ+?

Как и во многих странах, это зависит от обстоятельств. Если вы житель большого города, у вас есть небольшая безопасная зона в центре и, если повезет, 1-2 инициативы, где вы можете получить помощь и побыть в безопасности. Хотя это не значит, что не будет проблем с работой, учебой, семьей, окружением. Многим посчастливилось иметь прекрасные отношения с окружением, но это не большинство. Остальные 70% ЛГБТ + живут в маленьких городках, в большинстве из которых нет ЛГБТ + инициатив, клубов, безопасных компаний, квалифицированных толерантных врачей, безопасности в психиатрических клиниках и в общении с родственниками. Некоторые люди даже не подозревают о своей трансгендерности или ориентации, поэтому там, где они живут, это считается болезнью или выдумкой. Поэтому в стране распространена внутренняя миграция в большие города.

В чем особенности жизни трансгендерных людей в Сибири? 

В Сибири есть одна необычная деталь относительно предыдущего пункта.

Часто люди на мероприятиях уверены, что мы приехали из столицы. Одни из участниц, опоздавших на мероприятие и пропустивший информацию о нас, спросили в перерыве, от имени какой московской инициативы мы приехали. И история о том, что мы сибиряки, не помогла, они просто кивнули и продолжили утвердительно — ну, вы из Сибири, а какая ваша инициатива в Москве? Людям очень трудно поверить, что здесь, в Сибири, возможно что-то независимое. И это одна из наших задач: дать понять, что это возможно. Что они тоже могут создать для себя инициативу, безопасное и интересное место. Что у них есть права и возможности даже здесь.

Кроме того, быть трансгендером в Сибири означает годами копить на комиссию (для смены документов и получения медицинской помощи), а затем чаще всего уезжать в один из пяти городов страны, где она находится, и оставаться там. Многие уезжают в наш город или столицу, так проще.

Мы здесь, чтобы однажды трансгендерным людям не пришлось уезжать и справляться со всем в одиночку.

За последние несколько лет что-то поменялось?

Да, конечно. В 2018 году наконец появилась юридическая процедура смены документов, для нас это революция. Но до сих пор многие люди даже в нашем городе не знают, что теперь им не нужно обращаться в суд для смены документов. Информация хранится скрывается и мы не можем говорить открыто. Государственная анти-транс политика сохраняется. Но за последние 4 года мы смогли поехать с тренингами в 13 городов Сибири и Дальнего Востока и помогли появиться 5 инициативам. И сейчас мы продолжаем работать с группами с двойной стигмой — с коренными народами и жителями  малых удаленных городов.

Расскажите подробнее о T9 NSK. Как всё начиналось??

Когда в Новосибирске не было еще ничего для ЛГБТ+ сообщества, один трансгендерный человек решил попытаться собрать единомышленников и проверить, насколько открыто местное транс*сообщество. Но боялся, что никто или почти никто не придет, тем более в такой мороз. Но собралось 11 человек. И хотя эти люди все оказались незнакомы между собой, некоторые из них потом стали частью команды. И с тех пор вот уже шесть лет группы поддержки для трансгендерных людей проходят каждый месяц.

Мы команда из 7 человек, неравнодушных  и союзников. За прошедшие годы наш состав менялся, но суть остается прежней — большая часть команды трансгендерные люди, что важно для понимания правильного направления и уважения к сообществу во всех проектах. Цисгендерные люди — важная часть нашей команды; они работают с нами от 3 до 5 лет, и мы очень ценим их поддержку. Мы стараемся как можно чаще повышать квалификацию членов команды, ходим на совместные мероприятия, общаемся с активистским сообществом страны и мира, обмениваемся опытом. И всегда открыты для идей и сотрудничества!

Как бы вы описали миссию T9 NSK?

Наша миссия — повышение уровня принятия трансгендерных людей в обществе, а также консолидация и развитие транс*сообщества в Сибири и России в целом. Наше видение — сильное, доброжелательное и открытое трансгендерное сообщество с активной гражданской позицией и взаимопомощью в дружественном мире без дискриминации.

Какие еще услуги вы предоставляете?

Помимо уже упомянутого выше(группы поддержки, психологическое, юридическое и Равное консультирование), мы проводим группы поддержки для родителей ЛГБТ+ людей. А также обучающие тренинги по транскомпетентной работе для врачей и психологов. Мы пишем брошюры для врачей, психологов, врачей, родителей и самих трансгендерных людей. Тренинги в регионах проводятся для всего сообщества ЛГБТ+, в них могут участвовать и союзники, потому что транс*люди находятся в обществе и важно, чтобы все вокруг них становились более инклюзивными.

Как работает ваша организация?

Важным принципом нашей работы является то, что мы не учим, мы только рассказываем, каким бывает активизм, правозащита. Все решения принимаются коллективным голосованием. Все проекты и решения принимаются транс*людьми или при их участии в значимой роли (“ничего для нас без нас”).

Как читатели могут вас поддержать?

К сожалению, в настоящее время мы не можем принимать частные пожертвования — мы работаем над этим и надеемся вскоре обновить эту часть статьи. Но вы можете рассказать людям о нашей деятельности, мы будем очень благодарны.

Leave a Reply

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>